Четверг, 23.11.2017, 08:58
Приветствую Вас Гость | RSS

Yaroslav2008

Главная » 2010 » Август » 24 » Глава 3. Человеческий фактор и экономический рост в условиях постиндустриализации.
09:43
Глава 3. Человеческий фактор и экономический рост в условиях постиндустриализации.
Глава 3. Человеческий фактор и экономический рост в условиях постиндустриализации.
3.1. Трансформация труда и капитала в постиндустриальной экономике.
В экономической теории взаимоотношения труда и капитала -- основных факторов производства -- занимают особое место, и это неудивительно. Принципы распределения производимого продукта касаются практически всех членов общества -- от малоквалифицированных наемных работников до крупнейших собственников. Доминирующее в современных российских экономической науке и образовании неоклассическое учение дает однозначный «рецепт» оптимального распределения. В соответствии с ним максимальная эффективность использования производственных ресурсов достигается, когда каждый фактор производства вознаграждается согласно своей предельной производительности, то есть пропорционально степени участия в создании добавленной стоимости.
Производственная функция в интенсивном виде (в расчете на одного работника) призвана отражать зависимость производительности от капиталовооруженности труда. Если на оси абсцисс отложена капиталовооруженность труда (k), а на оси ординат -- производительность на одного работника (у) ж.то кривая данной функции повышается с ростом капиталовооруженности. Рост характеризуется замедляющимися темпами, что отражает предложение о снижении предельной производительности труда при добавлении дополнительной единицы капитала. Уровень наклона касательной к функции при некотором значении капиталовооруженности (то есть прирост производительности при вложении дополнительной единицы капитала) определяет долю капитала в производстве добавленной стоимости. Оставшаяся часть соответственно приходится на зарплату работника.
Несостоятельность основ неоклассической теории была показана еще в 1950-1970-е годы в ходе так называемой кембриджской дискуссии о капитале. Одним из ярких критиков неоклассической школы стал П.Сраффа, работавший в английском Кембридже. Он построил математическую модель распределения продукта, используя введенное понятие относительной цены. Главный фундаментальный вывод Сраффы заключался в том, что цена и распределение определяются одновременно. Этим выводом он возвратил экономическую теорию в лоно классической политической экономии, согласно которой цена не складывается под действием обезличенных рыночных сил, а является выражением общественных отношений. Нобелевский лауреат П.Самуэльсон предпринял наиболее основательную атаку на позиции сторонников постклассической парадигмы. Но в результате дискуссии он был вынужден признать весомость аргументов своих оппонентов. Таким образом, еще в середине прошлого века западная экономическая наука поставила под сомнение положения ортодоксальной теории о свободном замещении факторов производства и о предельной производительности как основе эффективного распределения.
Между тем произошедшие с тех пор изменения в экономической жизни позволяют говорить о создании новой экономики постиндустриального общества. Если в эпоху развитого индустриализма важными факторами роста действительно являлись концентрация труда и капитала, насыщение производства оборудованием, то в настоящее время высоких технологий, темпах обновления производства и сфере услуг (особенно на образовании и здравоохранении). Можно говорить о том, что происходит трансформация самого традиционного понимания капитала и труда. Ранее накопление капитала осуществлялось в течение жизни нескольких поколений владельцев предприятия, что позволяло оправдывать претензии подтвердивших свою эффективность собственников на часть прибыли. Теперь самый крупный капитал может создаваться практически моментально и при вложении в дело незначительного первоначального капитала. Ярким примером того может служить компания Microsoft. Ее огромная капитализация отражает смещение ценностных представлений общества в сторону интеллектуального продукта, по сути являющегося трудом в новом выражении. Такой труд бессмысленно измерять классическими человеко-часами пусть даже с возможной корректировкой по квалификации. Гораздо больше информации для анализа содержит оценка труда либо как сумма, получаемая путем вычета стоимости физических производственных мощностей из рыночной капитализации компании, либо как стоимость прав интеллектуальной собственности.
Чтобы наглядно отобразить влияние происходящих изменений на экономическую теорию, воспользуемся интенсивной производственной функцией. Пусть два предприятия имеют равные по стоимости и физическим параметрам производственные площади. Владельцы предприятий вложили капитал в размере К в различные технологии (оборудование плюс «ноу-хау»). При этом первый владелец купил «старую» технологию, которая характеризуется меньшей производительностью по сравнению с некой «новой» технологией, купленной вторым владельцем. Подобная ситуация, когда на рынке присутствуют одновременно две технологии, реализующие одинаковые функции, но обеспечивающие разную производительность, становится реальностью. Появление «новой технологии снижает стоимость «старой», но такое обесценивание происходит с некоторым временным лагом. Именно в течение этого времени, пока рынок не оценил возможности «новой» технологии, первое предприятие и может купить «старую» технологию по цене «новой» (или даже дороже). Постоянное обновление технологии ускоряющимися темпами будет только повышать остроту проблемы. Если на обоих рассматриваемых предприятиях работает одинаковое количество работников, то капиталовооруженность труда будет одинаковой. Однако кривая производственной функции второго предприятия будет располагаться выше, чем производственная функция первого (рис.1).
Рис.1.
Таким образом, при одинаковой капиталовооруженности труда предприятий одной отрасли промышленности будет нарушаться принцип единственности оптимального распределения прибыли между трудом и капиталом, поскольку при одной капиталовооруженности наклон касательной к данным кривым будет разным. В эпоху индустриализма, когда внедрение новой технологии требовало гораздо больше времени, а новации часто лишь развивали уже существующие машины и механизмы, данный эффект можно было не учитывать. Очевидно, что через некоторое время появится еще более производительная технология, которая может сделать эффективное предприятие (второе в приведенном примере) отстающим от остальных предприятий. Поэтому конкретному предприятию постоянное внедрение новых технологий позволяет, по крайней мере, сохранять свою стоимость, а стране в целом - не отставать от других стран.
Кто же является тем звеном в экономике, которое может обеспечивать такую стратегическую цель? Развитие и усложнение технологии, необходимость использования в производстве добавленной стоимости целого набора разнообразных технологий, имеющих отношение к различным областям знания, предполагают, что один человек на предприятии не может выполнять такие функции. К примеру, в начале 18 века Петр Великий мог сам разобраться в технологии строительства современных кораблей и следить за тем, насколько кораблестроение в России соответствовало европейскому уровню. Сейчас владелец капитала или ограниченный круг топ -менеджеров крупной компании не смогут обойтись лишь своими знаниями. Постоянное обновление технологий требуется практически на каждом рабочем месте, для чего необходимо вовлечение каждого работника современного производства в их выбор. Фактически это означает, что наемные работники, которые в экономической теории рассматриваются лишь как трудовые ресурсы, на самом деле обеспечивают сохранение (прирост) капитальных ресурсов, которые они в дальнейшем используют в производстве. Можно утверждать, что существуют теоретические предпосылки для повышения доли труда в производимом продукте по сравнению с его предельной производительностью, то есть дополнять вознаграждение за труд вознаграждением за вклад в капитал предприятия.
Главной проблемой становится разработка методов оценки вклада работников в создание капитала предприятия. Оценивать рост капитала очень сложно, если вообще возможно, поскольку основной капитал может обесцениваться по-разному по отношению к нескольким технологиям. Критерий изменения стоимости компании на рынке ценных бумаг (рыночной капитализации), который часто используется для оценки работы управленцев высшего звена, не может применяться напрямую, так как даже сохранение рыночной стоимости капитала можно считать его ростом, поскольку при сохранении «старой» технологии капитализация предприятия снижается.
В подобной ситуации представляется целесообразным строить систему распределения так, чтобы работники получали достаточные материальные стимулы для выполнения в том числе и новых задач, которые ставит перед ними новая экономика. [1, 85-88]
3.2. Снижение размеров государства -- шоковая терапия «нерыночных» слоев населения.
Немало внимания в теории макроэкономического роста уделяется вопросу влияния на экономическую динамику размеров государства, которому общество делегирует особые перераспределительные полномочия. Статистические исследования воздействия размеров государства на экономический рост для стран разного уровня развития, проведенные либеральными экономистами, позволяют сделать вывод о том, что для достижения максимальных темпов роста в среднеразвитых странах, к которым причисляется и Россия, размеры государства должны находиться на достаточно низком уровне. Широко известна позиция советника Президента РФ по экономическим вопросам А.Илларионова ,по мнению которого для России оптимальным можно считать размеры государства в пределах 18-21% ВВП. При этом он выделяет тенденцию снижения оптимальных размеров государства при переходе от богатых стран к бедным: в бедных странах доля государства в ВВП должна быть минимальной и возрастать с ростом благосостояния страны. Хотя полученные цифры можно подставить под сомнение, учитывая сложности с достоверной оценкой исследуемых показателей и большое количество прочих факторов, большинство экспертов согласны с тем, что формальное государственное бремя, оцениваемое для России в 2002 году в 40-42%, чрезмерно и его необходимо снижать.
Однако уменьшение размеров государства трудно признать достаточным условием роста российской экономики. Прежде всего нельзя не учитывать, что формальная налоговая нагрузка составляет лишь часть фактического бремени государства. Так, Е.Ясин оценивает масштабы неформального влияния государства на экономику в 7,5-9% ВВП. Подобная «деловая» практика взаимоотношений бизнеса и чиновников институциализирована и оказывает постоянное воздействие на экономическую жизнь. Снижение доходной части госбюджета в краткосрочном периоде будет означать уменьшение ресурсов, которые государство может распределять. Ожидать увеличения совокупных поступлений в бюджет от роста активности предпринимателей и вывода их деятельности из «тени» можно лишь через определенное время. В течение этого времени сокращение расходов на содержание госаппарата неизбежно будет стимулировать чиновников на основе уже сформированных институтов компенсировать свои потери. Для предотвращения коррупции потребуются твердая политическая воля и поддержка со стороны большей части бизнес - элиты.
Рассчитывать также на то, что средства, которые будут дополнительно оставаться у предприятий при снижении налогов, автоматически пойдут на развитие производства и модернизацию, невозможно. Скорее стоит ожидать увеличения вывоза капитала за рубеж, поскольку данное явление имеет под собой более серьезные основания, чем только жесткие налоговые ставки. Для его преодоления необходимо коренным образом перестраивать систему взаимоотношений в российском обществе. Важнейшими условиями роста наряду со уменьшением размеров государства выступают дебюрократизация и декриминализация экономики.
Единственным безусловным следствием снижения доли государства в ВВП будет сокращение масштабов перераспределения общественного продукта в пользу, так сказать, «нерыночного» человеческого сектора, то есть пожилых людей, немощных, детей, а также лиц, не желающих в силу различных причин развивать свои профессиональные навыки для адаптации к рынку. Оценка размеров государства по его расходам, а не по уровню налогового бремени говорит о том, что исследователи акцентируют свое внимание именно на лишении данных слоев населения государственной помощи, хотя часто напрямую заявляется лишь о необходимости стимулирования бизнеса путем снижения налогов. Для людей, которые ни при каких условиях уже не смогут перейти в рыночный сектор, это будет означать уход из общества в маргинальную прослойку или просто смерть. Однако для определенного числа «нерыночных» граждан падение их дохода (существенную часть которого составляют трансфертные платежи или зарплата на убыточном госпредприятии) ниже критического уровня выживания станет стимулом для обучения или переквалификации. Нам представляется, что наибольшее позитивное влияние на темпы экономического роста может оказать именно таковое шоковое стимулирование населения к повышению своей рыночной активности. [1,88-90]
3.3. Основные факторы роста производительности человеческого капитала.
Шоковое стимулирование непродуктивной части населения может обеспечить лишь экстенсивный рост за счет увеличения числа занятых в производстве конкурентоспособной продукции и услуг. Потенциал такого роста будет ограничен числом получателей государственных пособий и работников неэффективных госпредприятий. Для увеличения потенциала трудовых ресурсов потребуется создание стране особых условий. Необходимость этого будет диктоваться не только экономической целесообразностью, но и моральной ответственностью за снижение уровня жизни наименее обеспеченных граждан, которую возьмут на себя власть и бизнес, согласившись с подобным перераспределением доходов общества.
И главным условием роста продуктивности труда наемных работников должно стать повышение оплаты труда. Приведенные выше соображения об изменении роли труда в процессе производства создают теоретические предпосылки для того, чтобы рассматривать такую цель как стратегически важнейшую с точки зрения обеспечения высоких темпов роста. Статистика также говорит о том, что в развитых странах, которые уже вступили в эпоху раннего постиндустриализма доля зарплаты в ВВП значительно выше, чем в России. Однако нормальное функционирование закрытой экономики при высоком уровне оплаты труда, который в западных странах превышает 70% ВВП, невозможно из-за низкого уровня доходности капитала. Очевидно, что в условиях глобализации мировой экономики капитал развитых стран «дополучает» прибыль, используя более дешевый труд работников в бедных странах. Правительства развитых стран активно поддерживают в этом свои национальные (по признаку получения прибыли и структуре управления) компании, которые формально считаются транснациональными.
Россия также должна использовать имеющиеся возможности привлечения зарубежной рабочей силы, тем более что у российских предприятий в советский период уже были налажены связи с предприятиями в союзных республиках. Необходимо максимально упростить схемы переноса части отечественного производства в страны с более низким уровнем оплаты труда и поддерживать в этом российские компании, в том числе и на политическом уровне.
По нашему мнению, для оценки возможностей повышения оплаты труда наемного работника путем изменения пропорций деления полученного дохода можно использовать оценки оптимального размера налогового бремени государства для предпринимателей. Обосновать такой подход можно схожестью ситуации: капитал как бы обкладывает труд налогом, изымая часть добавленной стоимости в виде факторного дохода. Мы считаем, что предпринимательская активность на макроуровне и производительность труда наемных работников определяются ставкой налогообложения (долей «изъятого» дохода). Согласно кривой Лаффера, при превышении критического значения -- предельной налоговой ставки -- снижаются стимулы к расширению производства, уменьшается доля прибыли, предъявляемая к налогообложению, а часть налогоплательщиков полностью переходит в «теневой» сектор экономики. Результат этого -- снижение налоговых поступлений. Представляется, что на производительность труда аналогично воздействуют пропорции распределения получаемого дохода.
Для наемного работника также существует некоторая предельная ставка совокупных «изъятий» из добавленной стоимости -- предпринимателем (доход на капитал) и государством (в виде подоходного налога), -- при которой достигается максимум совокупного дохода капитала и бюджета. При превышении такой ставки совокупная отдача для предпринимателя и государства будет снижаться, поскольку у занятого не будет стимулов к хорошей работе, совершенствованию своих навыков. Он будет стремиться что-нибудь украсть на работе, станет совмещать данную работу с другими занятиями в ущерб своим должностным обязанностям или просто уйдет с предприятия. Трудовой капитал при этом будет обесцениваться.
Проведя анализ статистических данных по различным группам стран, А.Илларионов и Н.Пивоварова определили, что оптимальные размеры государства зависят от развитости экономики. Так, критический размер государства (максимум налоговых поступлений при нулевом росте ВВП) для высокоразвитых стран составляет 73% ВВП, для среднеразвитых -- 46%, для бедных стран -- 35%. Оптимальный размер государства (максимум темпов роста ВВП) для высокоразвитых стран составляет 24% ВВП, для среднеразвитых стран -- 17%, для бедных стран -- 15%. Полученные данные с свидетельствуют о том, что последние гораздо сильнее ограничены в выборе размеров государства (от 15 до 35%), а богатые страны могут в значительно большей степени варьировать указанный показатель (от 24 до 73%).
С точки зрения пропорций распределения дохода это может означать следующее. При высокой производительности труда (создании высокой добавленной стоимости) доля продукта, получаемая в итоге работником, может находиться в пределах от 27 до 76%. Для работников с низкой производительностью труда (малоквалифицированного физического труда) ее повышение должно прекращаться, по аналогии с ростом ВВП бедных стран, уже при «изъятии» 35% добавленной стоимости. Если государство пойдет на снижение налогового бремени для предпринимателей ,оно вправе будет требовать от бизнеса, чтобы оплата труда приближалась к значению, обеспечивающему максимальную производительность человеческого капитала.
Другим важным фактором развития человеческого капитала является институт образования, которое в современном мире выходит за рамки традиционной образовательной системы, превращаясь в «обучение в течение всей жизни». Российская система государственного образования оказывается неспособной обеспечить достаточный уровень подготовки специалистов. В высшей школе практически отсутствует связь с реальным производством, нет подготовки сотрудников для конкретных предприятий. В российских вузах ведется всего 4,5% исследовательских работ, производимых в стране. Государственное финансирование системы высшего и специального образования осуществляется не на конкурсной основе и является весьма скудным. Когда государство снижает свое участие в перераспределении ресурсов общества, оно обязано обеспечить перенесение бремени финансирования образования и науки на бизнес. С 1992 года размеры расходов на механизмы разгосударствления образования пока развиты слабо. Поэтому при финансировании исследовательских работ надо использовать гранты специальных фондов и стимулировать предприятия к вложению средств в образовательные программы. Причем выбор необходимых программ должен осуществляться самими предприятиями, что позволит совмещать административное (через систему законов об обязательном финансировании образовательных программ) и рыночное регулирование количества и качества образовательных услуг.
Естественным препятствием для инвестирования предприятий в развитие своего человеческого капитала является вероятность того, что вложения в образование работников могут оказаться бессмысленными и даже весьма вредными, поскольку, получив более высокую квалификацию, они смогут перейти на работу в конкурирующие фирмы. Данная проблема особо остро стоит перед компаниями в западных странах, что объясняется мобильностью рабочей силы, которая может свободно перемещаться в границах страны или группы стран (например, ЕС) при наличии вакансий с лучшими условиями оплаты труда. Для российских фирм, в первую очередь крупных, регионообразующих промышленных предприятий, указанная проблема не так болезненна. Россиянин с трудом покидает свое место жительства даже при наличии привлекательных для него рабочих мест в других регионах страны. С одной стороны ,это объясняется особенностями ментальности россиян ,формировавшейся в условиях прикрепления крестьян к земле, традиционного общинного уклада жизни, диктовавшегося экономической целесообразностью, системы прописок в советский период. С другой -- переезд в другое место связан и с объективными трудностями: необходимостью приобретения жилья, отсутствием средств на переезд и т.д. Таким образом, затраты на образование своих работников вряд ли станут косвенными инвестициями в развитие других фирм. К тому же в России квалифицированные преподаватели готовы работать с высокой отдачей за весьма скромное вознаграждение, а значит, сами затраты не будут для предприятий непосильными.
В международном масштабе проблема страны, обеспечивающей высокое качество образования, заключается в том, что существует вероятность утечки квалифицированных работников за рубеж, где компании будут готовы предоставить эмигранту жилье и более высокую зарплату.
Повышение уровня оплаты труда, необходимость которого неоднократно подчеркивалась выше, важно еще и для того, чтобы эмиграция не приобрела массовый характер. Снижение налогового бремени должно стать резервом, который позволит средства, ранее «тратившиеся» на «нерыночные» слои населения, направить на эти цели. Ожидать всплеска инфляции не следует, поскольку в данном случае происходит не номинальный рост зарплаты, а перераспределение доходов населения. При этом, вероятно, потребительский спрос будет частично перенаправлен с продуктов первой необходимости на современную информационную технику, образовательные услуги и т.д., что должно подстегнуть их предложение и производство. [1, 90-93]
3.4. Современные технологии и человеческий фактор.
Одним из основных факторов развития экономики, помимо накопления капитала, естественного увеличения численности населения и роста производительности труда, выступает технический прогресс. Данный фактор тесно переплетается с повышением производительности человеческого капитала и вряд ли отделим от него: с увеличением объема знаний и улучшением технологии работники и машины, созданными ими, становятся производительнее. Развить навыки работы на высокотехнологичном производстве при его сложности работники могут, только имея непосредственный контакт с технологией. К тому же многие знания не являются общедоступными, а выступают лишь в качестве приложения к оборудованию, на котором они используются. Получение подобных знаний невозможно без приобретения соответствующих лицензий. Внедрение в производство таких технологий требует значительных финансовых вложений, которые не под силу большинству российских промышленных предприятий.
Простой выход из этой ситуации часть предпринимателей, ученых и политиков видят в создании совместных производственных предприятий на площадях российских компаний с использованием российской рабочей силы и привлечением западного капитала вместе с современной технологией. От создания таких компаний ожидают и притока в экономику страны зарубежных инвестиций. Стратегические инвестиции в реальную экономику традиционно приветствуются в отличие от спекулятивных сделок на рынке ценных бумаг.
Всегда ли подобные проекты действительно являются эффективными для отстающей страны в долгосрочной перспективе, могут ли они стать основой ее развития догоняющими темпами? Прежде всего необходимо четко понимать, что западный инвестор заинтересован только в том, чтобы использовать относительную дешевизну иностранной рабочей силы в наиболее трудоемких операциях. На первый взгляд такое отношение иностранного инвестора не должно являться основанием для отказа от инвестиций при соблюдении ряда условий: исправной уплате налогов и обеспечении более высокой оплаты труда, чем на подобных отечественных предприятиях. Но такие выгодные условия зачастую таят в себе «ловушку», которая в перспективе будет только способствовать дальнейшему отставанию от развитых стран. Это происходит в том случае, если работники предприятия обучаются не самим высоким технологиям, которые действительно используются в конечном изделии производства, а лишь проведению элементарных операций. Подобные производства получили точное название -- «отверточная» сборка (SKD). Высокая оплата труда здесь стимулирует не рост квалификации, а только повышенную интенсивность труда и ответственность работников. Большая часть прибыли вывозится, поскольку так поступают даже отечественные предприятия. При уходе зарубежной компании из проекта страна получает «пустые» производственные фонды, которые без знания технологии подобны компьютеру без программного обеспечения, и безработных низкой квалификации с высокими запросами в отношении оплаты труда. Для снижения вероятности появления таких «ловушек» необходимо отказываться от практики оценки эффективности совместных проектов только по их прибыльности и возможности быстро решить текущие социальные проблемы. Государственная политика в данной области должна способствовать тому, чтобы российские предприятия хотя бы частично получали права на новые технологии, а для повышения квалификации работников создавались программы обучения, рассчитанные не на один год.
Другим путем совершенствования технологий и развития трудовых ресурсов является разработка собственного «ноу-хау». Для развитых стран, очевидно, такой путь должен быть основным. Перенося в бедные страны трудоемкие и малоквалифицированные операции, от которых невозможно отказаться даже в самом современном производстве, западные компании обеспечивают высокий уровень оплаты высококвалифицированным работникам в собственной стране. Такой подход способствует концентрации наиболее производительных сил в богатых странах и обеспечивает наилучшие условия для совершенствования и создания технологий. По мере устаревания технологии передаются «на откуп» менее развитым странам, которые теряют стимулы для осуществления собственных научно-технических разработок, что лишает их базы ускоренного перехода в разряд постиндустриальных обществ.
Россию принято включать в число среднеразвитых стран, и по отношению ко многим странам она является более развитой. Это формирует прекрасные условия для развития более высокими темпами по сравнению со странами-лидерами мировой экономики. Создавая собственные технологии, российские предприятия могут использовать описанную схему «сотрудничества» развитых стран с менее развитыми. Подобный подход создает резерв увеличения затрат на развитие собственного человеческого капитала и постепенное совершенствование технологий. Примером могут служить деловые контракты в области продвижения российских вооружений на мировой рынок. Преимущество же в данном процессе для России заключается в возможности постепенно перенимать действительно современные технологии у более развитых западных стран.
Еще одним важным вопросом для общества, стремящегося к технологическому прорыву, является соблюдение прав на интеллектуальную собственность. Можно выделить два принципиально различных подхода к этой проблеме. Либеральная точка зрения заключается в том, что получение нового знания всеми заинтересованными сторонами будет способствовать извлечению обществом максимума содержащихся в нем полезных возможностей и ускорению его совершенствования. Противоположный подход базируется на том, что для развития технологий необходимо безусловное соблюдение прав на интеллектуальную собственность. В большинстве развитых демократий право частной собственности -- наивысшая собственность. Ее незыблемость в отношении как физической, так и виртуальной собственности считается основой деловой активности. Для многих развивающихся стран ответ на данный вопрос становится политическим, поскольку несоблюдение прав интеллектуальной собственности может стать препятствием для их принятия в мировые торгово-экономические организации, признания экономики рыночной и т.д. при этом высокий уровень трансакционных издержек в международной торговле и движении капитала может обусловить значительные убытки, которые перевесят любые доводы против соблюдения прав интеллектуальной собственности.
Трудно спорить с тем, что право собственности должно гарантировать предпринимателям и наемным работникам сохранение законно заработанного ими. Однако интеллектуальная собственность -- это своего рода выражение труда в информационном виде, причем труда высокопроизводительного. Поэтому при решении вопроса о гарантиях прав на интеллектуальную собственность целесообразно использовать подход, предложенный нами для оценки оптимальной доли работника при распределении добавленной стоимости. При увеличении производительности труда предельная полезность от получения дополнительной единицы созданного продукта уменьшается (возможно данный эффект используется при применении прогрессивной шкалы налогообложения личных доходов). Это означает, что значительную часть выгоды от реализации прав интеллектуальной собственности ее производитель (фирма или частный разработчик) может без особого ущерба передавать обществу. Поэтому государство может ограничивать права интеллектуальной собственности, скажем, в таких же пределах, как и высокопроизводительный труд (от 27 до 76%). Реализовано это может быть, например, путем ограничения срока государственной гарантии соблюдения прав собственности по отношению к стандартному сроку жизни интеллектуальной разработки. Разработчикам также может предоставляться выбор: платить повышенный налог при безусловном соблюдении права собственности на протяжении всего жизненного цикла интеллектуального продукта или ограничить срок действия права при применении нормального налогового режима.
При отсутствии какой-либо системы государственного регулирования совмещения общественных и частных интересов в обороте интеллектуальной собственности рынок сам пытается решить данную проблему. К примеру, на российском рынке программного обеспечения при данном уровне контроля за соблюдением прав на интеллектуальную собственность разработчики получают некоторое вознаграждение, когда крупные компании не считают издержки на лицензионный продукт существенными и приобретают его. В то же время мелкие предприятия пользуются пиратскими копиями. Таким образом стихийно сочетаются стимулы к творчеству и открытость новых технологий. [1, 93-96]
Заключение.

Человеческий капитал - наиболее ценный ресурс современного общества, более важный, чем природные ресурсы или накопленное богатство.

Современная кадровая политика фирм обеспечивает наиболее эффективное использование человеческого капитала компании, делает заинтересованными своих сотрудников в данном виде деятельности. Анализ эффективности инвестиций в человека показывает насколько значимым становится для фирм затрачивать огромные средства на здоровье и образование работников, поскольку в будущем обеспечивается больший доход всей компании.

Понятие человеческого капитала стало интенсивно использоваться мировой наукой, по достоинству оценившей роль интеллектуальной деятельности, выяснившей необходимость и высокую эффективность вложений в человеческий капитал. Концепция человеческого капитала играет центральную роль в современном экономическом анализе. Применение этого понятия дает новые возможности изучения таких важнейших проблем, как экономический рост, распределение доходов, место и роль образования в общественном воспроизводстве, содержание процесса труда.
Список использованной литературы.
1. Егоров С. «Человеческий фактор и экономический рост в условиях постиндустриализации», Вопросы экономики, 2004 , №5.
2. ред. А.И.Добрынин учебник «Экономическая теория» , 3 изд., СПб, ПИТЕР, 2000.
3. А.И. Добрынин, С.А.Дятлов, Е.Д.Цыренова Человеческий капитал в транзитивной экономике: формирование, оценка, эффективность использования, СПб, Наука, 1999.
4. Дейнтри Даффи, Человеческий капитал -- http://www.osp.ru./cio/2000/06/023.htm
5. Интеллектуальный капитал , Мировая экономика и международные отношения №11, Москва, 1998.
6. Исторический обзор подходов к концепции человеческого капитала. -- http://www.sibupk.nsk.su/Public/chairs/c_ectheory/kapital/g11.htm
7. http://www.5ballov.ru
8. http://www.demoscope.ru
9. http://www.gks.ru
10. http://www.demography.narod.ru

Просмотров: 992 | Добавил: Yaroslav2008
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Наш опрос
Откуда вы узнали о нашем сайте ?
Всего ответов: 123
Календарь
«  Август 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Друзья сайта